Печальная история мамы Наташи...
Печальная история мамы Наташи...
Фото

Недавно познакомилась с одной молодой женщиной, Наташей, мамой двоих мальчишек. Рассказала она мне свою историю, о которой не могу промолчать. Эта история случилась несколько лет назад, когда Наташа забеременела третьим ребёнком. В восемь месяцев он умер у неё в утробе вроде как оттого, что у него развилась какая-то патология в лёгком, и он задохнулся. У Наташи отрицательный резус-фактор (а у мужа — положительный), и первых двух сыновей она тоже в трудом выносила и родила – сделали оба раза кесарево. Обидно, потому что молодая восемнадцатилетняя девочка могла бы (и хотела!) родить сама, но так как на протяжении всей беременности её пичкали всякими лекарствами (видимо, из-за резус-конфликта была угроза, уж не знаю, реальная или не очень), шейка матки в родах вообще не раскрывалась. Отошли воды, 12 часов безводного периода и всё – операционная, общий наркоз, кесарево. Второй раз Наташе никто даже не предлагал родить естсетвенно – сразу операция, но, может, самой бы опять ничего и не получилось. Однако самое страшное в жизни Наташи – это, конечно, третья беременность, а точнее, её завершение. И роддом, куда она попала со своим третьим малышом.

Наташа – человек, который врачам верит. Все беременности она прилежно выполняла их предписания, принимала все лекарства, делала все процедуры. В третий раз было так же, и всё вроде шло нормально. Несмотря на то, что семья эта живёт в селе, заботливая мама регулярно ездила в Кишинёв, потому что хотела наблюдаться и рожать у более опытных и грамотных столичных медиков, а не в простой районной больнице. Врач из второго кишинёвского роддома “вела” Наташу, с радостью принимала от неё домашнее мясо и разные другие продукты, которые женщина всегда в качестве благодарности привозила с собой на приём. Акушер-гинеколог обещала, что как только начнутся роды, несмотря на отпуск, она выйдет в смену, и всё будет хорошо. И УЗИ мама-Наташа делала не в обычной поликлинике, а в дорогих частных центрах, ведь там аппаратура лучше, да и специалисты тоже. Она ждала третьего мальчика, до родов оставалось полтора или два месяца.

И вот очередное УЗИ. Не простое, а доплер. Врач говорит: “Всё замечтально, здоровый ребёнок, здоровая мама — не к чему придраться”. Это было во вторник. А в четверг малыш вдруг начал очень сильно пинаться. Шевеления были очень сильными и продолжадись два дня, но Наташа не знала, что это – тревожный признак, и ей нужно срочно обратиться к врачу. На следующий день всё прекратилось, и ребёнок практически не двигался. Быть может, он тогда уже был мёртвым, но Наташа стала догадываться об этом лишь в воскресенье. Она сразу пришла к сельской медсестре, чтобы та послушала сердцебиение малыша. Медсестра Наташу успокоила: мол, стук есть, но завтра обязательно поезжай в больницу. Как выяснилось потом, медсестра уже тогда услышала, что сердце не бьётся, но, чтобы не пугать Наташу, свою родственницу, она сказал неправду.

В понедельник Наташа едет с мужем в город на УЗИ. Узнав, что малыш умер, она первым делом звонит своему врачу из второго роддома, у которой женщина наблюдалась и собиралась рожать. Как только врач услышала, что ребёнок мёртв, она сказала: “Иди в районный роддом, я с тобой иметь дело не буду”. Наташа пробовала звонить ещё – напрасно, телефон был выключен. Что делать? Супруги отправляются за помощью в Центр Матери и ребёнка, но, увы, и там их гонят в райцентр – за беременную, у которой кроха умер внутриутробно, браться никто не хочет…

Убитая горем, гонимая отовсюду, Наташа едет к родственникам, которые живут в столице. Те посоветовали пойти на хитрость: вызвать скорую и просто сказать, что беременной стало плохо. Скорая отказать не имеет право, и Наташу точно положат в больницу, а там уже будет видно. Так и сделали. Наташа попала в первый родильный дом, что находится на виадуке. Но когда врачи провели обследование и узнали диагноз, они также не поспешили помочь бедной женщине. Мало того, так как “новость” о смерти ребёнка пациентка восприняла довольно спокойно (а на самом деле у неё уже не было сил плакать), врачи заподозрили, что это она сама убила своего малыша, и начали задавать всякие неприятные вопросы. Благо, Наташе удалось их переубедить, и врачи успокоились. Но только спасать Наташу никто не собирался – одна смена передавала её другой, кому охота брать на себя такую ответственность!

Прошло три дня. У Наташи не взяли ни одного анализа, об операции речь даже не шла, с беременной даже разговаривать не хотели – говорили, чтобы уезжала к себе в райцентр или домой, мол, она себя хорошо чувствует, зачем ей оставаться в больнице. Это-то с мёртвым ребёнком внутри!

На третий день такого обращения муж Наташи не выдержал: пошёл к заведующему отделения, старому врачу акушеру-гинекологу, и сказал: “Сколько денег вы хотите, скажите прямо. Ладно этот ребёнок умер, его уже не вернёшь, но у меня дома ещё двое детей, и я не хочу, чтобы они остались без матери”. Но заведующий отделением не понял, о чём речь. Оказалось, про Наташу ему никто из врачей даже не сообщил. Когда всё выяснилось, он сразу созвал консилиум, чтобы срочно решить, что делать с Наташей: оперировать или стимулировать роды. В итоге приняли решение сразу делать кесарево. Но и на этом история не закончилась. Дежурный врач потребовала от Наташи до вечера (а было уже 2 часа дня) принести шесть талонов от шести доноров крови. “Где я найду сейчас доноров?”, — чуть ли не плакала Наташа, но это мало кого волновало.

На выручку пришёл муж – срочно обзвонил родню в селе, организовал бусик, отвёз шестерых человек в город. На сдачу крови одобрили только двоих. С двумя талонами отчаявшаяся Наташа пришла к заведующему. “Да тебе бы и одного хватило, — сказал он. – Это они для того, чтобы в карточку вклеить, требуют”.

Пока готовили операционную, Наташа не находила себе места – всё думала, суждено ли ей проснуться после этого наркоза или нет. Но Бог был милостив, операция прошла успешно. Правда, зашили неаккуратно, но это ничего: главное, что в живых осталась. И ещё одна, более неприятная новость ждала женщину, когда она пришла в себя. Врачи без её ведома и разрешения во время операции перевязали ей трубы. Наташа больше никогда не сможет иметь детей, а ей так хотелось родить ещё одного ребёнка… “Вы перевязали мне трубы?” — спросила она у врача, делавшего операцию. “А ты что, хотела, чтобы опять повторилось то же самое? Ты не сможешь иметь нормальных детей, у тебя отрицательный резус” – вот и весь ответ. Но ведь у Наташи уже было двое мальчишек, совершенно нормальных. Разве кому-то это интересно? Кроме Наташи и её родственников – никому.

Вот такая печальная история, которая никак не выходит у меня из головы. Оставляю её без комментариев. Берегите себя!

Темирова Лидия
Закуска "Наполеон" Закуска "Наполеон" Детство
Есть торт Наполеон, а это закуска - приготовленная из коржей для торта и выложенная как торт. Оригинальное блюдо, можно подавать на праздничный стол.
Мальчика - хвалить, девочкой - восхищаться Мальчика - хвалить, девочкой - восхищаться Материнство
Девочек не надо хвалить за сделанное. Если девочку хвалить за то, что она сделала: очень вкусно, очень красиво, очень чисто - формируется понимание, что признание мне придет только за мои заслуги.